«Аннотация к 4 номеру «Вестника Московского психоаналитического общества»

Автор: В материалах:
Октябрь 30, 2017

В четвертом номере «Вестника» вашему вниманию предлагаются статьи членов Московского психоаналитического общества, содержащие теоретические воззрения авторов, а также описание работы с пациентами. Как и в предыдущих выпусках «Вестника», статьи отражают современное состояние психоанализа в широком диапазоне его направлений и школ.

Работы, представленные в этом сборнике, дают возможность читателю составить синтетический взгляд на проблему нарциссизма.

В статьях исследуется природа взаимодействия матери и младенца влияющая на развитие символической функции и в общем, психики ребенка,

развиваются современные психоаналитические представления в области объектных отношений,

освещаются технические проблемы сеттинга и переноса – контрпереноса в клинической работе,

рассматривается ключевая роль бессознательных фантазий в работе психики.

Читатель, заинтересованный в психоанализе, найдет в этом сборнике: подробное описание анализа клинических случаев (Л.С.Антонова, (МПО, IPA) И.Н.Корнеева (МПО, IPA)), преломленное через призму теории объектных отношений; описание предложенного автором, психоаналитического понятия «объект безразличия» (В.А. Зимин (МПО, IPA)), расширяющего рамки теории объектных отношений; новаторский взгляд автора (К.П.Корбут (МПО, IPA)) на такие понятия как сеттинг, перенос — контрперенос, рассматриваемые в свете теории «Я – кожа» Дидье Анзье; серьезное теоретическое осмысление самых ранних ступеней символизации (Е.В.Жалюнене (МПО, IPA)), соединяющее подходы французского психоанализа и британской психоаналитической школы, освещенное в трех клинических виньетках; глубокое проникновение в суть женского нарциссизма, что убедительно удается автору (М.М.Мучник (МПО, IPA)) в анализе клинического материала и истории любви Самсона и Далилы; исследование орального пространства бессознательных фантазий (Н.А.Холина (МПО, IPA)). Все статьи, дают возможность читателям, подробно исследовать клинический материал.

Особое широкое и полное звучание придает работам авторов сочетание психоаналитического подхода с погруженностью в культурный контекст, включающий философию, живопись, музыку, литературу.

В четвертом выпуске Вестника Московского психоаналитического общества» работы аналитиков представлены в рубрике «Психоаналитическая теория и клиническая практика».

В статье Л.С.Антоновой «Вариации на тему сепарации. Диапазон и регистры звучания в клиническом материале» обсуждается важная тема влияния младенческой и детской травмы на развитие личности. Клиническая работа с пациентами, представлена через призму идей З.Фрейда, М.Кляйн, Д.Винникотта, Ж.Кинодо Р.Бриттона и др.. Исследуется природа и феноменология депрессивной боли, отчаяния и ярости, наряду с

чрезмерной зависимостью от объекта и невозможностью отделения. Автор описывает две различные модели защит при близком по конфигурации, но не идентичном по содержанию внутреннем конфликте пациентов. Представленный Л.С.Антоновой анализ двух случаев позволяет увидеть сложную и мучительную работу горя, совершаемую пациентами во время работы на кушетке, ведущую к отделению от первичного объекта, приближающую их к собственной целостности и независимости. Большой интерес вызывает анализ нескольких сновидений пациентов.

Статья Е.В. Жалюнене «Зияние объекта. Рождение психоаналитической химеры» посвящена проблемам формирования символизации в довербальный период развития психики ребенка. Наряду с этим, в статье представлен теоретически и описан клинически психоаналитический подход лечения «зияния» идентичности с использованием явления «психоаналитическая химера» (М.де М. Юзан). Автор, интегрируя идеи З.Фрейда,

Д. Винникотта, У. Биона, Сезара и Сары Ботелла, Р. Руссийона, А, Грина, М.де М. Юзана раскрывает процесс формирования символизации от совместного с матерью создания «первичной иллюзии», через взаимное либидинальное инвестирование, до репрезентации объекта и построения собственной идентичности. Также раскрываются неудачи построения непрерывности внутренних объектов и идентичности, связанные с чрезмерной ранней детской тревогой при физическом или психическом отсутствии матери. Статья Е.В. Жалюнене интересна тем, что описывает развитие символизации через идеи и представления французского психоанализа. Читателям, знакомым с идеями У.Биона о контейнировании и «мечтании матери», представлениями Г. Розенфельда о процессе интеграции либидинозных и деструктивных влечений, М.Кляйн – о проективной идентификации, будет не только интересно, но и важно познакомится с французской традицией описания близких психических процессов, характеризующих ранние объектные отношения. В статье даны три подробные клинические виньетки, иллюстрирующие особые отношения переноса – котрпереноса. Эти отношения ведут к состоянию проницаемости двух психик, рождающему «психоаналитическую химеру» и способствуют «метафоризации травмы».

В статье «Природа и функция объекта безразличия» В.А.Зимин разворачивает перед читателем мыслительный процесс создания нового психоаналитического понятия «объект безразличия». Бесконечная сложность феномена психической жизни человека является причиной возникновения различных психоаналитических моделей, стремящихся удержать живую жизнь в определенных теоретических психоаналитических рамках. Критериями правомочности появления нового понятия могут служить стремление к большей целостности теории и увеличение степеней ее взаимосвязанности, а также практическая ценность нововведения. Именно этим критериям, как нам кажется, удовлетворяет понятие «объект безразличия», включенное в теорию объектных отношений. Понятие «объект безразличия», отражая феноменологию индифферентности (З.Фрейд), дает новый взгляд на такие психоаналитические идеи как «негативный нарциссизм» (А.Грин), возникновение –К связи (У.Бион), модель Р. Бриттона о нарциссическом расстройстве как защитной стратегии уклонения от деструктивного Супер-Эго, и позволяет связать эти представления единым стержнем.

Неожиданной колоритной живой иллюстрацией к теоретической части статьи становятся некоторые работы Малевича.

Автор выявляет и очерчивает границы понятия «объект безразличия» обращаясь к философии, литературе (анализ личности Ставрогина в романе «Бесы» Ф.Достоевского),

психоаналитической практике – в статье дается клиническая виньетка — и некоторым тенденциям в современной социальной жизни. Это позволяет не только убедиться в клинической ценности нового понятия, но также интерполировать новый психоаналитический взгляд в различные области культуры.

Статья И.Н.Корнеевой «Заминированный» хороший объект. Клиническая иллюстрация деструктивных и либидинальных аспектов нарциссизма» подводит читателей к пониманию сути нарциссизма. Как при деструктивном нарциссизме, так и при либидинальном (Г.Розенфельд), ядром нарциссизма является идентификация посредством проективной идентификации отношений с идеализированным объектом. В одном случае, это идентификация со сверхтребовательным Я-идеалом, защищающим от отношений с деструктивным родительским Супер-Эго, в другом случае, это идентификация с идеализированным деструктивным родительским Супер-Эго, вызванная завистью перед его силой и призванная подавлять или убивать любые ростки зависимой либидинальной части субьекта.

Особый акцент автор делает на иллюстрации взрывоопасного характера потери нарциссической позиции, выхода из нее, когда происходит обнаружение «нужности» объекта, а значит его отдельности и «хорошести». Обнаружение связи с объектом вызывает зависть и ненависть, деструктивный взрыв и фрагментацию, т.е. запускает защитный механизм устранения непереносимой внутренней и внешней реальности.

Развернутое и полное драматизма описание случая, представленное автором, показывает как бесконечно трудный и длительный анализ разрушительных тенденций, зависти и ненависти, открывает путь к более безопасному переживанию зависимости в отношениях с аналитиком, разоблачению ложной идеализации нарциссической деструктивной самости. В метафоре автора, это длительный процесс «разминирования» объекта и формирования устойчивого «хорошего опыта с хорошим объектом» (Х.Сигал)

Стоит отметить, что статья написана современным психоаналитическим языком. Описание случая раскрывает переход от связи аналитика и пациента преимущественно на телесном уровне и уровне проективных идентификаций к эмоциональным отношениям, с принятием и интеграцией ненависти, зависти и любви. Борьба патологического разложения и слияния инстинктов жизни и смерти, в этом случае успешной терапии, заменяется их связыванием, и возрождением ранее угнетенной либидинальной жизненной силы.

«Психоаналитический сеттинг как отражение функционирования психической оболочки Я-кожи» так звучит название содержательной, наполненной смыслами статьи К.П.Корбут. Изучая статью, читатель погружается в творческий процесс автора, созидающего новые подходы к клинической работе, благодаря теоретическому осмыслению основных проблем работы с сеттингом и переносом – контрпереносом. Статья организована так, что читатель получает удобное пространство мышления для создания собственных способов и инструментов думать и понимать клиническую работу через включение в уже существующие теоретические рамки, представлений о «Я-коже» Дидье Аньзе. Сложная диалектически построенная концепция Д. Анзье позволяет вновь размышлять на тему соотношения телесного и психического, на происхождение психики. Анализ автором концепции «Я — кожа», дает возможность интегрировать линию «телесного» в ее развитии в теории Д. Анзье и развитие линии «психического», в их

позитивном и негативном сочетании. Можно проследить как фундаментальное, в основном телесное, но уже и психическое переживание «кожи» младенцем во взаимодействии с матерью, перерастает в психические продукты – в адгезивную идентификацию и в дальнейшем в проективную идентификацию, когда появляются «контейнер» и «контейнируемое». Автор подробно анализирует понятие сеттинг с точки зрения внешнего и внутреннего, формы — границы и содержания. Например, атаки на сеттинг рассматриваются, как нападение на контейнирующую функцию пары аналитик — пациент. Возможно, ведущей является мысль Д.Анзье о конгруэнтности сеттинга и психического аппарата в целом. Плодотворно включаются в осмысление темы, идеи Д. Кинодо о контейнирующей функции сеттинга, идеи Р. Бриттона, Дж. Стайнера, У. Биона, Д.В.Винникотта, Ломбарди.

Интересны и полезны глубокие виньетки, которые К.П. Корбут приводит в статье.

Опыт преломления теоретических представлений, в клинической работе, позволяет нам полнее осознать необходимость постоянной духовной работы психоаналитика. Обращение автора к работам художников Ф. Бэкона и Майкла Джу дает новую перспективу для переживания и понимания теоретических идей.

В статье М.М.Мучник «Женственность и нарциссизм. История Далилы» с удивительной глубиной и изяществом описан мир женского нарциссизма. Освещая эту тему, автор рассматривает идеи, Фрейда, Грина, Сигал, Грюмберже, Лу Андреас-Саломе.

Любовь и ненависть Далилы к Самсону, желание обладать его силой, властью и разумом, вынуждают ее к поиску ответов на загадки, поставленные перед ней жизнью. Рождение девочкой, разделение полов, пробуждает стремление обладать противоположным, отличным, иным, не дающимся в руки и в то же время обрекает на ненависть.

Встреча с влекущей силой мужского и невозможностью присвоить эту мощь, слиться с ней или хотя бы связать и приручить ее, роковым образом, в душе Далилы, дают абсолютный перевес ненависти и пробуждают бушующую ярость.

«Срыв надежды восполнить нарциссический ущерб» (М.Мучник), возвращает Далилу на ее исконную территорию – во власть первичного нарциссизма – без границ, времени, различия субъекта и объекта. «Трудности идентификации», рассматриваются, как возможный нарциссический отказ увидеть объект целостным и отличным от субъекта.

Автор приводит две клинические виньетки, получающие звучание отдельных партий в симфонии Самсона и Далилы.

Обращение М.Мучник к поэзии Мильтона, музыке Сен-Санса, анализ живописи Ботичелли и Климта, обогащают проникновение в чувственный мир Самсона и Далилы, дают новые ключи к пониманию их трагедии.

В статье А.Н. Холиной «Об одной архаической бессознательной фантазии. Древнеегипетский миф «Потерпевший кораблекрушение»» рассматривается влияние архаических бессознательных фантазий на формирование меланхолии и каннибалистической перверсии.

Архаическая бессознательная фантазия, такая как фантазия «об оральном соединении с телом матери» начинает играть заметную или главенствующую роль в отношениях, при условии нарушения отношений в диаде мать-дитя, когда инфантильная психика ребенка сталкивается с трудностью разделить телесное и психическое и не в силах сформировать переходный объект со смыслом «первичное обладание» (Винникотт). Символизация может быть затруднена не только из-за ненадежной и непостоянной физической или психической связи с матерью, лишающей ребенка контейнирования и «мечтания» матери

(Бион), но и из-за отсутствия у матери хорошего вытеснения архаических фантазий (Перельберг).

«Способность ориентировать себя по отношению к объекту и устанавливать с ним эмоциональный контакт» (Бронштейн) в случае каннибалистической перверсии редуцируется до конкретной потребности «поместить объект внутрь» (Кляйн), «первичное обладание» фетишизируется и не трансформируется в стремление объединиться с психикой матери, получить психическое «внутрь». В случае меланхолии, «каннибалистические порывы» и «каннибалистическая алчность» сдерживаются, в крайних случаях, отказом от пищи (Абрахам), и сопровождаются психическим «перевариванием» отсутствующей, отвергающей матери, но, также нормальным стремлением к «первичному обладанию психикой матери».

Автор предлагает рассматривать древнеегипетский миф «Потерпевший кораблекрушение» как миф, выявляющий стремление к оральному единству и разделению и организующий оральное инфантильное психическое пространство личности.