Человек-паук: история одного взросления

Декабрь 21, 2016

А.Ф. Усков

Человек-Паук впервые появился как один из главных героев комиксов «Марвел» в 1962 году. Его создателем был художник Стэн Ли. Помогал ему Стив Дитко. ЧП быстро стал одним из самых популярных героев «вселенной «Марвел»». Его биография, его подвиги описаны гораздо подробней и известны гораздо большему числу людей, чем например, подвиги Геракла или Эдипа. Те, у кого есть дети, особенно, мальчики, знают насколько популярны у них комиксы вообще и комиксы «Марвел» в частности. Человек-Паук давно является любимым героем молодежи, любимым героем поп-культуры. Успех фильмов о Человеке-Пауке, снятых в последние несколько лет, в очередной раз доказал это. Объясняя успех историй о Человеке-Пауке, один из читателей комиксов «Марвел» сказал, что ему нравится Человек-паук, потому что „у него бывают несчастья, проблемы с деньгами, и он сталкивается с житейскими проблемами. Короче, он один из нас“.Фильмы о Человеке-Пауке, снятые режиссером Сэмом Рэйми, очень психологичны, психоаналитичны, потому что они подробно показывают не просто супергероя, а человека в повседневных реальностях его жизни[1].

Человек-Паук

Голос Человека-Паука за кадром начинает с того, что он расскажет свою историю. Представим, что это рассказ пациента в кабинете психоаналитика. Представим, что это его сон, где реальность переплетается с фантазией, с желаниями и страхами (которые представляют собой уже вытесненные, запретные желания). Пациент – подросток, неудачник, невротик.  У него ничего не получается: девушка не обращает на него внимания, одноклассники над ним издеваются. 3’ – 4’28”[2] Он живет не с родителями, а с дядей и тетей.  Можно представить, что это усыновленный ребенок, который потерял или никогда не знал родителей. На память приходит история Эдипа, который жил у приемных родителей… Возможно, это современный Эдип с такой же тяжелой травмой позади, с такими же сильными страстями, с такими же грандиозными амбициями.

Диагноз Человека-Паука: ранний дефицит (приемные родители), непрочность первичной идентификации, слабость хорошего объекта, мощные плохие частичные внутренние объекты и, соответственно, мощные разрушительные побуждения, суровость суперэго. Результат: уход в мир фантазии, массивное использование расщепления и проективной идентификации, идеализации и обесценивания.

Питер Паркер – будущий Человек-Паук – в процессе подростковой трансформации. Он ищет себя, он узнает свое тело, которое ошеломляет его незнакомыми ощущениями, желаниями. Он пытается овладеть своим телом, пытается познать и понять свою чувственность и сексуальность. Он пытается преодолеть вертикальное расщепление между жалкими и беспомощными словами, исходящими из его головы, и бушующими в теле страстями и желаниями. В один прекрасный день в момент сильного, но внезапно прерванного, сексуального возбуждения с Питером происходит нечто необычное: какой-то паук внезапно кусает его 9’05” – 10’15” После этого с телом Питера происходит необыкновенная трансформация: из хлипкого подростка Питер Паркер превращается в мужчину. 13’35” – 14’20” 17’05” – 18’47” Одновременно с физической трансформацией у Питера происходит фиксация травматического опыта прерванного полового возбуждения, паттерн, который затем вновь и вновь повторится в его жизни. Кроме того, происходит кристаллизация его бреда или, более мягко, грандиозной нарциссической фантазии. Его укусил не просто паук, а паук-мутант, обладающий суперспособностями. Могучий отец инициировал его и передал ему свою силу. Питер создает прочную психическую организацию, которая, как он уверен, защитит его от фрустраций, как нынешних, так и будущих.

Комиксы «Марвел», в которых появился и действует Человек-Паук, и по мотивам которых снят фильм, – это переходный мир фантазии мальчика на пороге взросления. Мальчик живет повседневной жизнью школьника и, одновременно, героически борется со злом в безграничном мире фантазии. Как совместить два эти мира? Ребенок до пубертата без проблем совмещает эти миры. Однако, когда он взрослеет, это становится все труднее… Питер Паркер, будущий Человек-Паук, мечтает стать сильным, победить своих врагов, завоевать любимую девушку, но в реальности он вновь и вновь оказывается в состоянии фрустрации. Под влиянием фрустрации своих важнейших потребностей Питер Паркер пытается действовать. Причем, каждое новое прерванное возбуждение и каждое новое нападение на Питера дают новый толчок развитию его суперспособностей. Авторы фильма тонко балансируют между реальностью и фантазией, или между внешней и внутренней реальностью, показывая, что картина мира, воспринимаемая Паркером, возможно, лишь его проекция: это не мир отвергает Питера Паркера, не мир враждебен ему, а Питер Паркер отвергает этот мир, Питер Паркер скрыто враждебен этому миру и мечтает его изменить, приспособить этот мир под себя. Так, любимая девушка, Мэри-Джейн Уотсон, очевидно симпатизирует Питеру, его приемные родители, дядя Бен и тетя Мэй, тепло к нему относятся, поддерживают и понимают его.

У героя есть различные двойники или антиподы: его одноклассник, верзила Флэш, решающий все проблемы кулаками, постоянно нападающий на Питера Паркера; другой одноклассник Гарри Осборн, сын богатого и преуспевающего, но жестокого и бессердечного отца, Нормана Осборна. Гарри Осборн, потерявший мать, постоянно унижаемый отцом, не слишком способный к учебе, отвергаемый любимой женщиной, во многом похож на Питера Паркера – Человека-Паука. Кроме того, отец Гарри, Норман Осборн, сам выступает как двойник и антипод Человека-Паука. Как и Питер Паркер, Норман Осборн пытается избежать неудачи: провала своих научных исследований и потери важного контракта. Как и Человек-Паук, Норман Осборн обретает суперспособности в результате яростной борьбы с фрустрацией. Но, в отличие от Человека-Паука, он вступает на путь зла, и затем Человеку-Пауку приходится с ним сражаться. Трансформации, происходящие с Питером Паркером, показаны параллельно тому, что происходит с Норманом Осборном. Можно представить, что это как бы две ипостаси героя, два его возможных пути. Можно также поразмышлять: почему Питер Паркер в своей фантазийной реальности служит добру, а Норман Осборн – злу. Например, потому, что у Питера Паркера фрустрирована либидинальная потребность – любовь к Мэри-Джейн, а у Нормана Осборна – фрустрировано его честолюбие, воля к власти, т. е. агрессивное, деструктивное влечение.

Питер продолжает искать путь к женщине и, сталкиваясь с очередной фрустрацией, пытается преодолеть ее регрессивным, анально-садистским, способом: с помощью денег и силы.  Он хочет покорить Мэри-Джейн, купив машину, и собирается заработать на это деньги в борцовском поединке, используя свою недавно обретенную физическую мощь. Питер Паркер воспринимает мир взрослых как жестокий мир наживы и конкуренции. Пытаясь залечить нарциссическую травму беспомощного и униженного ребенка перед сексуальным и агрессивным миром взрослых, Питер идет по пути обретения нарциссического всемогущего контроля над миром. Питер Паркер превращается в Человека-Паука, обретает суперспособности и превращает всех взрослых в беспомощных детей. Питер вступает в конфликт с приемным отцом – дядей Беном, который пытается напомнить Питеру об ответственности за свои поступки. Однако, Питер отвергает наставления дяди Бена. 33’18” – 34’55” В результате роковых случайностей, к которым причастен Питер, дядя Бен погибает. 41’32” – 42’35” Это можно понять как убийство отца, которое совершает Питер руками другого своего двойника-антипода, грабителя – человека ставшего на сторону зла, идеализировавшего силу и ненависть.

После убийства отца – дяди Бена – Питер Паркер идентифицируется с ним, уничтоженным хорошим объектом, с его верой в добро и в необходимость нести ответственность за свои поступки. Чтобы укрепить хороший внутренний объект, Питер пытается искупить свою вину добрыми делами. В действие вступает механизм маниакальной репарации, возмещения ущерба, нанесенного любимому и ненавидимому объекту. Одновременно, добрые дела, которые совершает Питер, дают выход его силе, его злости, его мечтам о всемогуществе и знаменитости: Человек-Паук расправляется с преступниками и злодеями и становится героем Нью-Йорка… 50’20” – 53’35”

Параллельно с всемогущей фантазией Человека-Паука развивается реалистическая история жизни Питера Паркера. Он заканчивает школу, поступает в университет, пытается заработать деньги, продолжает ухаживать за Мэри-Джейн. В реальной жизни он переживает много фрустраций, однако, не озлобляется и не теряет веры в добро (в хороший объект).

Параллельно истории Питера Паркера развиваются истории Гарри Осборна и Нормана Осборна. Гарри Осборн переживает свою фрустрацию: зависть к Человеку-Пауку, который очень нравится его отцу. Норман Осборн переживает свою фрустрацию: он терпит еще одно фиаско в бизнесе – его отстраняют от управления созданной им компанией.

Главная задача для Питера Паркера – покорить Мэри-Джейн. Именно поэтому все фантазии Человека-Паука вращаются вокруг нее – Человек-Паук вновь и вновь спасает ее от различных угроз. Можно представить, что таким образом Человек-Паук борется с амбивалентностью своих чувств к Мэри-Джейн.  Мэри-Джейн вновь и вновь попадает в опасность, именно тогда, когда она отдаляется от Питера, вызывает его злость и ревность. 1:14’45” – 1:18’35” Спасая Мэри-Джейн, в фантазии Питер Паркер получает то, на что он не может решиться в реальности.

Питер Паркер – Человек-Паук — живет, в основном, в параноидно-шизоидном мире, а, значит, решает свои проблемы через механизмы расщепления. Это подтверждает обилие двойников и антиподов Человека-Паука в фильме. Герой отщепляет зло, проецирует его вовне, а потом борется с ним. Это зло, конечно же, направлено против близких Человека-Паука, потому что именно близкие – это те, на кого мы злимся сильнее всего. Действительно, все, с кем тесно общается Питер Паркер, на кого он злится: дядя Бен, тетя Мэй, Мэри-Джейн, Гарри, Норман Осборн, редактор Джеймисон, — все оказываются в опасности, и некоторые из них погибают. Герой злится, и его злость, воплощенная в плохом двойнике, подвергает близких опасности, а потом Человек-Паук спасает их, побеждая и уничтожая свою злость, персонифицированную в этом плохом двойнике. «Все, кто мне дорог – в опасности», — думает Человек-Паук, имея в виду угрозы, которые исходят от сил зла внутри него самого, на борьбу с которыми он поднялся. Питер Паркер пытается избежать близких отношений с Мэри-Джейн, чтобы защитить ее от своей всемогущей злости, потому что, чем ближе отношения, тем сильнее амбивалентность, тем сильнее злость. 1:47’04” – 1:50’35” Символично, что эта сцена происходит на кладбище.

Любопытно, что герой, обладающий суперспособностями, становится не носителем зла, пусть и не лишенным мрачного обаяния, как, например, Фантомас, а выступает на стороне добра. Питер Паркер вновь и вновь пытается сохранить хороший объект и возместить ущерб, нанесенный его деструктивными импульсами.

В американских комиксах существует целая плеяда положительных героев, персонификаций  идеализированных объектов, которые борются с героями, представляющими силы зла. Силы бессознательного, стихийные силы человеческой природы, внутренние объекты, знакомые каждому, получают анимистическое, персональное воплощение. Добро вновь и вновь побеждает, но борьба никогда не заканчивается, потому что зло вновь и вновь подымает голову. Обращая всемогущий нарциссизм человека на пользу добру, американские комиксы решают потрясающую психологическую и социальную задачу.

Однако, авторы фильма показывают не только параноидно-шизоидный мир расщепления и проективной идентификации, но и депрессивную реальность невытесненных и неотщепленных внутренних конфликов своих героев, то, как добро и зло борются в их сердцах. Только на депрессивной позиции возможен внутренний, экзистенциальный выбор, этот выбор заключается в том, чтобы оставаться на этой позиции или, если ты ее временно покинул, постараться вернуться к ней из параноидно-шизоиодной реальности. Борьба добра со злом – это внутренняя борьба человека с самими собой, и она зависит, в конце концов, от конкретных усилий этого конкретного человека. Но остаться на депрессивной позиции или вернуться к ней невозможно без помощи другого человека. Именно, диалоги Питера Паркера с дядей Беном, тетей Мэй, Мэри-Джейн являются теми поворотными моментами, которые возвращают его из грандиозной нарциссической реальности.

Думая о Человеке-Пауке, вспоминаешь идею Достоевского — изобразить положительно прекрасного человека, что он и попытался сделать, создав князя Мышкина. Однако, князь Мышкин сходит с ума не в силах перенести, что любое его действие, несмотря на добрые намерения, приносит боль и страдания. Тяга человека к добру, к устранению причиненного зла – неистребима. Зачастую она тем сильнее, чем больше зла чувствует человек в собственной душе, чем с большим злом борется он в самом себе. Однако, действия по устранению зла не всегда приводят к желанному результату из-за амбивалентности намерений героя.

Человек Паук 2

Фильм Человек-Паук 2 начинается с уже знакомой нам картины невротика-неудачника. Питер Паркер пытается зарабатывать деньги доставкой пиццы, работать в газете, учиться в университете. Однако, он везде опаздывает, у него ничего не получается, все окружающие им разочарованы. Питер боится дать волю своей сексуальности, несмотря на собственное желание и соблазнение со стороны Мэри-Джейн. Он боится силы своих страстей, амбивалентности своих чувств, того, что все, кого он любит, могут оказаться под угрозой – угрозой со стороны его собственной злости. Экстернализация зла, а потом борьба с ним в роли супергероя, Человека-Паука – вот путь, которым Питер Паркер контролирует свои разрушительные позывы. Однако, происходит нарциссическое крушение: Мэри-Джейн встречается с другим, тоже героем, космонавтом Джеймисоном и собирается выйти за него замуж. Когда Питер узнает об этом, его фантазия о Человеке-Пауке, его защитная психическая организация, терпит крах. Питер Паркер теряет суперспособности. Он не может больше погрузиться в мир грез, потому что внешняя реальность слишком властно заявляет о себе.  26’20” – 29’45”

Питер Паркер обращается к врачу. 57’32”- 58’57” Доктор говорит, что физически Питер абсолютно здоров, все проблемы у него в голове. Питер отваживается на признание – ему снится сон, что он Человек-Паук, что он карабкается по стене, но срывается вниз. Затем, Питер пугается самораскрытия и говорит, что это сон его друга. Доктор включается в игру и предлагает Питеру Паркеру передать другу, что у человека всегда есть выбор. Слова врача можно представить в качестве интерпретации психоаналитика, обращенной к Эго пациента, или как сентенцию «психоаналитической мудрости». В конце концов, чтобы повзрослеть или чтобы начать психоанализ человек должен задействовать ресурсы своего Эго. Обратите внимание, что футболка под халатом доктора — тех же цветов, что и костюм Человека-Паука. Возможно, доктор так хорошо понимает Питера потому что в юности сам погружался в похожие фантазии.

Питер делает выбор и решает жить как «обычный человек». Он выбрасывает костюм Человека-Паука, вновь надевает очки, признавая ограничения своего человеческого тела. Питер успешно учится, нигде не опаздывает, ведет правильную, организованную жизнь. Мэри-Джейн, которая вступила в отношения с другим героем – космонавтом Джеймисоном – вновь обращает внимание на Питера Паркера.

Параллельно с историей Человека-Паука в фильме разворачивается история другого человека, наделенного суперспособностями (или, в терминах психоанализа, слишком глубоко погрузившегося в свой особый, нарциссический мир): доктора Октавиуса. Доктор Октавиус или доктор Октопус, как его называет газета «Дэйли Бьюгл», стремится осуществить реакцию управляемого термоядерного синтеза – обеспечить людям доступ к дешевой энергии и стать знаменитым. Однако, расчеты Доктора Октопуса не оправдываются: созданное им устройство смертельно опасно и приводит к ужасной катастрофе.

Доктор Октопус – еще один из двойников и одновременно, отцов Человека-Паука, которого тот должен победить. Под влиянием истории любви Доктора Октопуса и его жены Рози Человек-Паук пытается покорить Мэри-Джейн, осознав ценность любви, осознав, что только через любовь к другому, можно отказаться от нарцисссических грез, войти в мир, реализовать свои возможности, стать самим собой. Однако, Доктор Октопус становится еще одним примером того, как суперспособности  (свой особый, нарциссический мир) могут встать на сторону зла, превратиться в злокачественный нарциссизм. После двойного краха – гибели жены и провала эксперимента – Доктор Октопус полностью уходит в мир своих фантазий, пытается осуществить их любой ценой, чего бы это ни стоило окружающим людям. Опасные планы Доктора Октопуса становятся одной из причин, почему Человек-Паук должен вернуться.

Здесь мы сталкиваемся с важной проблемой. Может ли человек жить только в одном мире: в мире грез или в мире реальности, или же он всегда живет в обоих или, даже, многих мирах? Погружаясь в мир грез, Человек-Паук оказывается на грани безумия. Однако, пытаясь покончить со своими фантазиями, он исчезает, перестает быть самим собой. Питер Паркер пытается соединить мир грез и мир реальности: его близкие – Мэри-Джейн, Гарри Осборн, тетя Мэй, даже погибший дядя Бен в воображаемом диалоге с ним – узнают о том, что помимо жизни Питера Паркера, он живет жизнью Человека-Паука.

Приватный мир фантазий – это и частное безумие, о котором пишет Андре Грин (Green, 1997), и необходимое переходное пространство, место для жизни, о котором говорил Винникот (2012), и множественная реальность, обогащающая жизнь человека и спасающая его от безумия, о которой пишет Джон Кафка (2008) и не вытесненное бессознательное, по терминологии Матте Бланко (1998) — поток и источник жизни. Человек-Паук не может расстаться с этим миром, как не может он расстаться со своей коллекцией комиксов. И в этой попытке сохранить мир своих фантазий Питер Паркер — Человек-Паук получает поддержку простых людей Нью-Йорка, поскольку помогает им сохранить мир их фантазий о добре, справедливости и наказании зла; он получает поддержку детей, которые играют в Человека-Паука; получает поддержку Мэри-Джейн, которая сбегает к нему из-под венца, от своего жениха-космонавта. Он получает поддержку тети Мэй, воображаемую поддержку со стороны умершего дяди Бена и даже поддержку со стороны Гарри Осборна, по-прежнему убежденного, что Человека-Паук убил его отца. Фантазия, т. е. реальность не вытесненного бессознательного, симметричного модуса бытия, доминирует над реальностью сознания, реальностью асимметричного модуса бытия – как это обычно происходит в Голливуде, и как это очень часто случается во внутреннем мире человека. Психоанализ необходимо прервать, потому что зло должно быть надежно спроецировано вовне, и идеализированный супергерой, носитель ценностей Супер-Эго, должен во что бы то ни стало это зло победить.

В фантазийной реальности все желания Человека-Паука исполняются, пусть и не без борьбы. Причем, Человек-Паук остается хорошим – все его желания одобрены Супер-Эго. Даже амбивалентный отец, Доктор Октопус, под влиянием Человека-Паука отказывается от своих желаний и сам себя кастрирует, а затем убивает. Человек-Паук переживает небывалый триумф: он победил, он завоевал любимую женщину, он нужен всем, он чемпион, он кумир Нью-Йорка. Однако, насколько реален и долговечен его успех, долго ли он продержится на его пике, к чему приведет его дальнейшее развитие? Это вопрос, который открыт для каждого человека и, даже, для паука.

Между прочим, фильм о Человеке-Пауке ставит актуальный для всех нас вопрос – о жизни человека, выбравшего помогающую профессию. Человек всю свою жизнь посвящает устранению зла, которое он в фантазии или в реальности причинил своим близким. Не является ли это безумием, разрушающим нормальную жизнь? Может ли такой человек нормально любить, работать, зарабатывать деньги – быть богатым, здоровым, счастливым? Или он обречен профессиональному сгоранию, потере близких людей, бедности, психозу? Даже в фильме, где зло локализовано, где победа над ним неизбежна, Питер Паркер переживает серьезные внутренние конфликты и потери. Что же говорить о реальной, повседневной жизни, с которой сталкиваемся все мы каждый день, отнюдь не обладая суперспособностями Человека-Паука?

Отдельно хотелось бы сказать об экстернализованном Супер-Эго Человека-Паука, представленном образами дяди Бена и тети Мэй. Драму Человека-Паука можно рассмотреть как попытку вырваться из-под жесткого контроля Супер-Эго. Вначале стать героем, победить плохого отца-соперника, завоевать любимую женщину можно лишь в мире фантазии, став Человеком-Пауком. Если ты позволяешь себе это в реальности, ты рискуешь стать плохим, перейти на сторону зла. Однако, в процессе взросления герой идентифицируется с ценностями дяди Бена и тети Мэй и позволяет себе удовлетворение во внешней реальности. Но это удовлетворение куплено дорогой ценой: в своей повседневной жизни Питер Паркер должен быть неловким, застенчивым, бедным, должен переживать опасности и лишения. Только таким образом он искупает чувство вины, которое вызывают у него «запретные» удовольствия взрослой жизни.

Человек Паук 3

Кино очень близко бессознательному. Последовательность «живых картинок» быстро и глубоко с помощью сгущения, смещения и всевозможных ассоциаций вводит человека в «четвертое измерение» внутренней реальности: разноплановых чувств, желаний, отношений. Готовя эту презентацию, я поразился насколько мощно – быстро, убедительно и многогранно киноизображение передает различные смыслы, сколько их можно найти даже в маленьком фрагменте продолжительностью в несколько секунд, как новые и новые смыслы проявляются при новом просмотре того же самого фрагмента. Между прочим, по-английски dream – это и греза и мечта и сновидение – поэтому Голливуд – это не только фабрика грез, но и фабрика сновидений – т.е. наше бессознательное. Бессознательное в наших снах говорит с нами языком образов, языком кино, или языком идеограмм, по терминологии Биона (2008) и Ферро (2007).

Однако, сон – это не просто кино, это кино, в котором главную роль играет элемент фантастики. Поэтому то кино, которое берется рассказать обо всем разноплановом опыте человеческой жизни, включая бессознательное, пользуется не только средствами реалистического искусства, т. е. сознания, но и подключает в качестве необходимого элемент фантастики – как средство выражения бессознательного. Только тогда рассказ становится правдивым,  убедительным и полным. Я помню, как в свое время меня поразили произведения Гофмана, а затем Михаила Булгакова, в которых реальность переплетается с фантастикой. Бессознательное бесконечно, вечно, в нем нет конфликтов и противоречий, преград и препятствий, в нем все возможно, все взаимозаменимо, в нем нет добра и зла, в нем нет грани между фантазией и ее реализацией. Однако, при доминировании бессознательного фильм становится слишком непонятным, слишком безумным, слишком пугающим. Вторжение бессознательного, симметричного модуса бытия или «четвертого измерения», по выражению Матте Бланко (Matte Blanco, 1998), в трехмерную реальность сознательной жизни должно быть дозировано, чтобы не разрушить мир сознания, но, наоборот, обогатить его.

История Человека-Паука – это история юной человеческой души в процессе ее подъема из глубин бессознательного: в процессе взросления, в процессе поиска себя, сквозь бурю чувств, сквозь амбиции, конфликты, прогрессивные и регрессивные тенденции, фантазию и реальность.

В третьем фильме, на волне успеха, в иллюзии, что он уже разрешил свои основные конфликты, Человек-Паук впадает в маниакальный психоз – он переоценивает себя и обесценивает свои объекты. Ему кажется, что он достиг всего: покорил женщину, победил врага – Гарри Осборна, завоевал любовь Нью-Йорка, одобрение Супер-Эго (тети Мэй и дяди Бена – в фантазии). Он упивается собой  и вновь погружается во всемогущую нарциссическую фантазию. Все, что мешает этой фантазии, проецируется вовне: Питеру вновь начинает казаться, что мир враждебен ему. Студенты, с которыми он учится, начинают подшучивать над ним, Гарри Осборн ненавидит его из-за отца и ревнует Мэри-Джейн к нему, Мэри-Джейн требует внимания и поддержки и чувствует, что Питер не понимает ее. На пике успеха что-то черное поселяется в душе Питера Паркера – что-то, как будто бы внешнее, что падает с неба, как метеорит. Это симбиот – опасный паразит… Однако, этот паразит находит отклик внутри Человека-Паука. Симбиот поселяется внутри него, и Человек-Паук становится черным. Черный Человек-Паук – это его ненависть и зависть, которые он до определенного момента мог эвакуировать и помещать вовне, но которые рано или поздно возвращается к нему. Кроме черного Человека-Паука, внутреннего Альтер-эго, у Питера Паркера появляется еще один, внешний двойник – Эдди Брок. Эдди Брок пытается занять место Человека-Паука в газете «Дейли Бьюгл», действуя нечистыми, бессовестными методами. Человек-Паук пытается ему отомстить, и начинает вести себя так же –  оказывается, что все те желания, которые он приписывает Эдди Броку, живут и в его душе. Питер Паркер дает волю своему гневу, желанию убивать, чувству превосходства над окружающими.

В психозе, вызванном атакой внутренних плохих объектов и возвратом отщепленных и спроецированных вовне желаний, реальность трансформируется: Человек-Паук идет по улице и заигрывает со всеми девушками. Ему кажется, что он неотразим, и все девушки обращают на него внимание… 1-29’47” – 1-31’18” Для бессознательного все девушки одинаковы. Питер Паркер погружается в свое бессознательное, в сновидение, в четвертое измерение и теряет контакт с обычной реальностью, с реальностью сознания. Жизнь представляется Питеру Паркеру песней или танцем… Однако, обесцененные объекты относятся к Человеку-Пауку весьма амбивалентно, он не может на них положиться.

Маниакальное отрицание Питера Паркера терпит крушение. Оказывается, у Человека-Паука тоже есть ограничения, и ему нужна помощь. Питер Паркер любит Мэри-Джейн и ему нужна именно она, а не просто какая-то девушка. Ему нужен Гарри – чтобы победить нового могущественного врага – Песочного человека.

Песочный Человек причастен к смерти дяди Бена. Поэтому Песочный Человек становится мишенью ненависти Человека-Паука, который продолжает чувствовать себя виновным в смерти дяди, ведь в глубине бессознательного он не только любит дядю Бена, но и  ненавидит его. Человек-Паук уверен, что именно Песочный Человек убил дядю Бена, и теперь Человек-Паук должен покарать убийцу. Ненависть очень легко направить с одного объекта на другой, очень легко найти оправдывающую ненависть рациональную и, даже, благородную, причину. Такое перемещение и оправдание аффекта ненависти происходит и с Гарри Осборном, который переносит свою ненависть со своего отца на себя самого, на Питера, на Мэри-Джейн.

Однако, в последней встрече с Песочным Человеком Питер переходит из параноидно-шизоидного мира ненависти в депрессивный мир, в котором добро и зло сосуществуют внутри одной души. Песочный Человек рассказывает ему историю своей жизни и историю смерти дяди Бена. Это уже третья версия смерти дяди Бена, которую мы видим в трилогии о Человеке-Пауке. Однако, в депрессивном мире оказывается, что смерть дяди Бена – это не черное дело злодея, а результат трагической случайности, в которую многие внесли свой вклад. 2-01’10” – 2-04’10” Теперь Питер Паркер способен понять и простить Песочного Человека и способен простить самого себя. Фильм кончается противоречиво: с одной стороны, выбор нельзя сделать насильно. Иногда обстоятельства сильнее намерений, а бессознательное – сильнее сознания. Это показывает история Песочного Человека. С другой стороны, Человек-Паук, Гарри Осборн, Эдди Брок своими поступками доказывают, что этот выбор: как поступить, встать ли на сторону добра или на сторону зла во внешнем мире и внутри себя, идентифицироваться с хорошим или плохим объектом, погрузиться в параноидно-шизоидную позицию или постараться все же удержаться на депрессивной позиции, — этот выбор есть, и они его реально делают. 2-06’13” – 2-06’35”

Однако идею о том, что выбор всегда есть и, более того, всегда есть правильный выбор, можно тоже назвать фантазией, для доказательства которой авторы фильмов используют «прекрасные трупы» Гарри Осборна, дяди Бена и Доктора Октопуса и «ужасные трупы» Нормана Осборна и Эдди Брока.

Мне кажется важным, чтобы в нашей психоаналитической работе мы не находились под властью этой фантазии, понимая, что у нее, как и у всякой другой, даже хорошей, фантазии должны быть свои границы. Важно, чтобы мы понимали, что у пациента нередко, нет выбора, и он нуждается в прощении и защите от разрушительных нападок на самого себя, чтобы сохранить, может быть, немногое хорошее, что у него осталось. Но иногда выбор есть, более того, — он очевиден, и пациенту надо помочь выйти из всемогущего мира нарциссизма, из параноидно-шизоидной ловушки. Депрессивная позиция – это позиция не-насилия, это позиция понимания, позиция диалога и обсуждения, как метода решения внутренних и внешних конфликтов. Все мы нуждаемся в помощи друг друга, чтобы преодолеть ненависть и зависть, чтобы выйти из психоза, всем нам нужна помощь в том, чтобы не все наши желания реализовались.

Однако, фильм о Человеке-Пауке не кончается оплакиванием трупов. Он кончается попыткой репарации: попыткой возмещения нанесенного ущерба и создания новой жизни. Мэри-Джейн Уотсон и Питер Паркер встречаются, чтобы быть вместе. Они выглядят повзрослевшими, умудренными жизнью, усталыми и печальными. Они танцуют в медленном танце, в котором нет и намека на маниакальность или гламурность (идеализацию). Однако, их объятия передают зрителю очень сильное чувство тепла, нежности и близости между ними. «Любовь опять побеждает смерть неизвестным науке способом». 2-06’35” – 2-08’33»

Литература:

Бион У. (2008) Научение через опыт переживания (пер. с англ.) М. Когито-Центр

Винникот Д. (2012) Игра и реальность, М. Институт общегуманитарных исследований

Кафка Дж. (2008) Множественная реальность в клинической практике (пер. с англ.)  М. Thomas Books

Ферро А. (2007) Психоанализ. Создание историй (пер. с итальянского) М. Независимая фирма “Класс”

Green A. (1997) On Private Madness, London, Karnac

Matte Blanco I. (1998) The Unconscious as Infinite Sets, London, Karnac

[1]Речь идет о фильмах трилогии: Человек-Паук (2002), Человек-Паук 2 (2004), Человек-Паук 3 (2007). Роль ЧП исполнял Тоби Магуайр, роль его подруги Мэри-Джейн Уотсон — Кирстен Данст. Сэму Рэйми предложили снять продолжение трилогии, однако он отказался, объснив, в частности: «… я никак не мог заставить историю работать на устраивающем меня эмоциональном уровне». Следующий фильм о Человеке-Пауке «Новый Человек-Паук» («The Amazing Spider-Man»), снятый режиссером Марком Уэббом в 2012 г. с другим составом актеров, намного уступает трилогии Сэма Рэйми по психологической достоверности и напоминает, скорее, компьютерную игру (всемогущую фантазию), чем человеческую историю.
[2]Я указываю хронометраж фрагментов фильмов, которые я использовал для иллюстрации своих мыслей при устных презентациях этого доклада в нескольких аудиториях в 2008 — 2012 гг.